MC Pixel: Дикий Запад Клинта Иствуда Баджакяна и альбом Hotline Miami 2 EP

mc-pixel-08-01-2015.jpgКлинту Баджакяну (Clint Bajakian), герою нового выпуска MC Pixel, удалось не растерять в 2000-е годы славу, заработанную в 1990-е. Он сочинял для Monkey Island 2: LeChuck’s Revenge, Day of the Tentacle, Star Wars: TIE Fighter, Outlaws и, не менее удачно, — для The Bard’s Tale и Uncharted 3: Drake’s Deception. Большинству Клинт известен по вестерн-саундтреку Outlaws — он-то и угодил в раздел классики. Из новинок же сегодня послушаем Hotline Miami 2 EP.

Hotline_Miami_2_EP__cover1000x1000.jpg Hotline Miami 2 EP
Издатель: Jasper Byrne (Bandcamp)
Дата релиза: 02.01.2015
Продолжительность: 18:22

Неплохой саундтрек Hotline Miami был создан совместными усилиями большого количества электронщиков. Числились среди них и «звезды» (Sun Araw), и начинающие игровые композиторы — создатели музыки Spelunky, Lone Survivor и др. Джаспер Бирн, сочинивший как раз упомянутый Lone Survivor OST, написал для Hotline Miami пару расслабляющих тем с легкими битами (Miami и Hotline) и молотильный диско-номер Voyager. Последний не вошел в официальное издание саундтрека аркады (темы в свое время были любезно выложены Devolver Digital на SoundCloud), однако появился на Hotline Miami EP и недавно выпущенном Бирном Hotline Miami 2 EP. Новый диск содержит еще три композиции: Miami (из саундтрека первой части), Decade Dance (вариация на тему Paris авторства M.O.O.N.) и Kill Streak. Альбом не впечатляет — уж больно короток, да и свежего материала маловато… Что ж, тем интереснее ждать полного релиза музыки Hotline Miami 2: Wrong Number. Оригинальная дорожка мне больше всего запомнилась темами, написанными M.O.O.N., El Huervo и Scattle.

Обратить внимание: Voyager, Miami

Купить: Bandcamp




Классика

Outlaws_Original_Music_Soundtrack__cover300x294.jpg Outlaws — Original Music Soundtrack
Издатель: LucasArts Entertainment Company
Дата релиза: 1997
Продолжительность: 47:34

Саундтрек Outlaws Клинта Баджакяна с первых нот напоминает о музыке Эннио Морриконе и Луиса Бакалова. Тот же беззаботный инструментал, берущие за сердце мелодии, смесь джазовых мотивов с фолковыми, брутальное насвистывание, вокальные акценты, так метко выставляемые в печальных местах… Напоминая сразу «Убить Билла» и «Джанго освобожденного», в The Last Gunfight заливаются трубы, вовремя вступает скрипка, угрюмо гудит акустическая гитара. Несмотря на очевидное преобладание этого трио, Баджакян дает высказаться и другим инструментам. В The Shack поначалу доминирует расстроенное пианино, затем трек уходит в эмбиент, чтобы в итоге завершиться хаосом из этники. Нашлось здесь место и любимому Морриконе рок-н-роллу — например, в The Train или The Ballad of Dr. Death, да и в целом на дорожке то тут, то там проглядывают электрогитары. В Sanchez the Outlaw неистовствует целый мексиканский ансамбль — и это, кажется, единственное отступление от того Дикого Запада, каким его рисовали в итальянских фильмах. А уж когда в лиричной Anna’s Theme вступает вокалистка, ловишь себя на мысли, что крутишь в голове какой-нибудь спагетти-вестерн или старину Квентина. Ну а венчает пластинку тема Showdown — самый, пожалуй, «подражающий» трек Баджакяна и, тем не менее, едва ли не лучший.

Обратить внимание: Outlaws, The Last Gunfight, Sanctuary, Anna’s Theme, Two Feathers, Showdown





Спринт по саундтрекам Клинта Баджакяна

Clint_Bajakian__image300x380.jpgСамый плодотворный период работы композитором у американца Клинта Баджакяна (родился в 1963-м) пришелся на 1990-е годы. Именно в это время он устроился в штат LucasArts Entertainment, записал классическую (и самую успешную) дорожку Outlaws и накопил достаточно денег, чтобы основать собственную фирму по продюсированию аудио для игр. Хороший повод уйти на пенсию? Как бы не так: Клинт по-прежнему в ударе, судя по участию в озвучке серий inFamous и Uncharted.

История не сохранила упоминаний о том, какая видеоигра открыла Клинту дверь в виртуальный мир, но первым его инструментом совершенно точно было фортепиано. Дальше — школьный оркестр и изучение музыки в престижных заведениях: Консерватории Новой Англии и Мичиганском университете, а в промежутках — игра на гитаре в различных группах. Гитара-то и стала любимым инструментом Баджакяна, что можно заметить по его ранним работам.

В игровую индустрию Клинта затащил Майкл Лэнд (основной композитор серии адвенчур Monkey Island) — старый друг и тоже уроженец штата Массачусетс. Случилось это в 1991 году. Один звонок — и Баджакян помчался в офис LucasArts, чтобы приступить к Monkey Island 2: LeChuck’s Revenge. Лэнд, уже успевший поработать над The Secret of Monkey Island и оставшийся недовольным рваным темпом музыки, разработал для новой игры звуковой движок iMUSE — систему, позволявшую саундтреку синхронизироваться с действием на мониторе, плавно переходя от лирики к размашистым мелодиям. В разработке iMUSE также принимал участие Питер Макконнелл, на которого слава обрушилась чуть позже — с Full Throttle, Grim Fandango и Sly Cooper. Да и недавний Hearthstone: Heroes of Warcraft Soundtrack его авторства тоже неплох.

Для Monkey Island 2 Лэнд, Макконнелл и Баджакян записали протяженную звуковую дорожку с упором на мягкие ударные, ярким басом и нахальным саксофоном — этакий парад веселья, напоминающий альбомы Дэвида Уайза и Гранта Киркхоупа для Rare. В 2010 году, для переиздания игры, саундтрек основательно улучшили, четче обозначив партии инструментов и добавив новые эффекты.






Следующим проектом для трио стала Indiana Jones and the Fate of Atlantis (1992). Музыка тут мрачнее (взять хотя бы Kerner Steals the Statue), часто накатывают волны эмбиента (Sophia’s Presentation), ну и куда без The Raiders March Джона Уильямса — главную тему серии фильмов можно услышать сразу в нескольких композициях. Над еще парой игр про профессора-археолога Клинт работал уже в одиночку — речь об Infernal Machine (1999) и Emperor’s Tomb (2003). Для первой он сделал больше 130 музыкальных зарисовок (по большей части — очень коротких), для второй выпросил в свое распоряжение целый оркестр, но только «живым» звуком ограничиваться не стал, а записал в довесок электронные композиции. Результат оказался впечатляющим — с одной стороны, дотошное следование стилю Уильямса, с другой — собственные красивые мелодии. В 2009-м треки из Emperor’s Tomb, Infernal Machine и Fate of Atlantis были увековечены на компакт-диске Indiana Jones and the Emperor’s Tomb — уже сейчас это коллекционная редкость. Да и так ли много альбомов Баджакяна дожило до официальных релизов? По пальцам пересчитать можно.




Следом за Fate of Atlantis Клинт с друзьями принялся за Sam & Max Hit the Road (1993). Для озвучки похождений комиксовых животных-детективов были выбраны среднетемповые джазовые композиции с легкими ударами по райдам и наглющим басом. Попадание вышло в яблочко, а вот в следующем проекте, Day of the Tentacle, произошла осечка. Мелодии у композиторов получились чудаковатыми, под стать игре, но не запоминающимися.





Впрочем, Лэнд, Макконнелл и Баджакян исправились уже на Star Wars: TIE Fighter, где им удалось сохранить оркестровый настрой музыки Джона Уильямса с яркими трубами и скрипками. То же самое можно сказать о дорожке Star Wars: Dark Forces — нестандартная реализация этого шутера вполне допускала симфонические треки.





Накопив проектов в портфолио, сочинив великолепный альбом Outlaws, немедленно выпущенный на CD, а также удачно попробовав себя в роли ведущего звукорежиссера в Full Throttle, Баджакян, фактически, подвел черту под первым этапом карьеры: из талантливого композитора он стал известным. Покинув в феврале 2000 года LucasArts, Клинт основал компанию C.B. Studios (позднее переименовывалась в The Sound Department и Bay Area Sound), работавшую над массой игр. А своеобразной памятью 1990-м стал выпуск в 2002 году компакта The Best of LucasArts Original Soundtracks, на котором половина места досталась Outlaws и трекам из игр Monkey Island.

Помимо удач, случались у Клинта и полные провалы. Практически в одно время с Indiana Jones and the Emperor’s Tomb вышла Unreal 2: The Awakening с бледным техно/эмбиент-саундтреком. Баджакян, Джереми Соул и еще парочка известных музыкантов, ответственные за дорожку, даже сообща не смогли выдать хоть одного трека, который можно было бы поставить рядом с сочинениями Александра Брэндона и Михиля ван ден Боса.

На момент разработки The Bard’s Tale Баджакян уже числился в штате Sony Computer Entertainment, в которой оставался до февраля 2013 года, однако отказываться от возможности поработать со старыми напарниками Лэндом и Макконнеллом под руководством самого Томми Талларико не стал. Итогом стал симпатичный фолковый саундтрек с грубоватым вокалом и цепкими мелодиями. Популярность дорожки оказалась такова, что создатели в конце концов выложили ее на сайте игры.



В SCE Баджакян в основном занимал руководящие должности в аудиопроизводстве, но порой записывал дополнительную музыку (Uncharted 2: Among Thieves) или, скажем, подыгрывал на гитаре во время записи (inFamous 2). Полноценное возвращение к сочинительству состоялось в Uncharted 3: Drake’s Deception. На двухдисковом издании саундтрека, помимо замечательной музыки Грега Эдмонсона (смесь восточных инструментов и западных ритмов), можно обнаружить пару композиций Баджакяна — поначалу размашистый и затем лиричный оркестровый номер The Empty Quarter, а также The Rub’ al Khali — классическую тему аравийской пустыни. После этого Клинт получил в свое распоряжение Uncharted: Golden Abyss, для которой написал хоть и хороший, но, увы, ничуть не дотягивающий до стандарта Эдмонсона саундтрек. Ну а последний на сегодня проект Баджакяна — участие в записи World of Warcraft: Warlords of Draenor Soundtrack, который попал в один из недавних выпусков рубрики.





* * *

Клинта Баджакяна нельзя назвать выдающимся или хрестоматийным композитором. Его лучшие дорожки, Outlaws и Indiana Jones and the Emperor’s Tomb, в большей степени являются переработкой чужих идей, чем развитием собственных. Тем не менее, приобщаясь к его творчеству, немедленно открываешь для себя и других композиторов, упущенных ранее, — Баджакян предпочитал работать в команде, обычно с талантливыми музыкантами, из-за чего почти ни один из его альбомов нельзя назвать посредственным. Редкость для композитора с 25-летним стажем.

  • DqMaster

    К своему сожалению, не нашёл в этих треках ничего особо интересного 🙁

  • Wania Siviryan

    Decade Dance ничего такой, мне нравится.

  • Schizoid

    В этом выпуске преобладают кинематографичные саундтреки, которые плохо воспринимаются в отрыве от самих игр. Но поностальгировать было приятно — особенно на квестах от Лукасарт, которые до сих пор считаются лучшими в жанре. У Outlaws действительно отличный саундтрек, но, в отличие от произведений Эннио Морриконе, и его вряд ли станешь слушать отдельно от игры.

    А вот Hotline Miami 2 EP действительно можно послушать. Спасибо :). И за статью, само собой, тоже.

  • Вячеслав

    Треки из Hotline понравились, особенно Decade Dance.
    От остальной симфоники башка трещит уже… этот Клинт явно не моё, другое дело Иствуд.)
    Не в укор автору статьи, естественно.)

  • AlBo

    А мне понравилось. Весьма разноплановый композитор, хоть и не все мелодии его собственные, зато «аранжевые ровки» приятные.

  • anb555

    От Вашего Бирна можно с тоски повеситься.

    Надеюсь во второй части будет еще что-то подобное Бруту.

    http://www.youtube.com/watch?v=exg_OxsaHyY

  • Nines

    http://vimeo.com/101164192

  • Mystman

    А мне саундтрек Uncharted понравился очень, хотя в игру не играл, трубы шикарно звучат

  • goran

    Все жду, когда кто-то сделает ремейк Fate of Atlantis. На мой взгляд лучшая адвентюра, выходившая на PC.

  • Yaroslav Gafner

    ) А вот мне Outlaws как-то запал «в уши», частенько композиции прослушиваю. Хотя Морриконе в сознании, конечно, прочнее «прописался» — у него все-таки, так сказать, «оригинал», а не стилизация
    Про «кинематографичность» Баджакяна согласен. Особенно это стало заметно по его позднему творчеству (тот же Uncharted с Виты)