Интервью: «Метро 2033: Луч надежды»

logo-metro-last-light-interview
Автор: КОНСТАНТИН ‘BOBIK’ ФОМИН

22 апреля компания «Бука» провела презентацию «Метро 2033: Луч надежды», на основе которой я написал недавнее превью. Помимо представителей 4A Games, на ней выступил и создатель постапокалиптической «Вселенной Метро 2033» Дмитрий Глуховский.

До этого я встречался с писателем всего раз — осенью 2009-го, когда «Акелла» организовала интервью перед выходом первой игры по «Метро 2033». Однако за тем, как творчество Дмитрия превращается в международный феномен, я наблюдаю уже почти десять лет.

Еще в феврале 2005-го, под впечатлением от еще недописанной книги, я взял интервью для электронного журнала «Легион». Сегодня оно кажется ужасно нелепым, но зато — первое в России (более известная статья в «Компьютерре» появилась на полгода позже). Так что отношение к книгам Глуховского у меня особенно теплое.

Riot Pixels: Привет! Расскажи, почему в первой игре ты ограничился литературной обработкой диалогов, а для второй — полностью написал сценарий?

Дмитрий Глуховский: Здравствуй! Литературной базой первой части была книга «Метро 2033», на основании которой разработчики могли создать игру, особенно к моей помощи не прибегая. Пришлось только «украинизмы» из диалогов, которые они написали, вычистить. Конечно, я не писал «Метро 2033» специально для того, чтобы превратить ее в шутер. Но так получилось, что она естественным образом ложилась на игровую адаптацию.

Вторую часть сначала хотели основать на книге «Метро 2034», но там события в основном разворачиваются в воспоминаниях и мечтах. Есть пара экшен-сцен, но сделать шутер по такой истории очень сложно. Вместо того, чтобы адаптировать «Метро 2034» под игру, я предложил, что сам напишу сюжет, который продолжит рассказ о судьбе Артема.

Я предоставил сценарий 4A Games, и мы вместе с ее креативным директором Андреем Прохоровым его переработали. После этого я написал весь объем диалогов. Было 3000 ячеек в Excel, от крика умирающего фашиста до чьей-то истории жизни.

Я писал текст несколько месяцев и уже тогда подумал — это было три года назад, — что получается нечто большее, чем просто игра. Более масштабное, серьезное и неоднозначное, даже скандальное в чем-то. Промелькнула мысль: «Не «Метро 2035» ли это?».

В романе "Будущее" Глуховский изобразил общество, в котором нашли лекарство от старения.

В романе «Будущее» Глуховский изобразил общество, в котором нашли лекарство от старения.

Но только два года спустя, прошлым летом, после зимних событий, я переосмыслил нашу политическую жизнь и понял, как на основе «Луча надежды» сделать настоящее «Метро 2035». Новая книга переосмыслит сюжет «Метро 2033», прольет свет на некоторые его загадки. Я планирую выпустить ее осенью, после того, как закончу роман «Будущее».

RP: Когда мы беседовали в прошлый раз, ты cказал, что следующая игра может быть посвящена рейнджеру по имени Хантер, так как он хорошо подходит на роль героя шутера. Почему отказались от этой идеи?

ДГ: Мы думали, что героем может стать Хантер, когда обсуждали идею игры по «Метро 2034». Но потом я понял, как можно продолжить историю Артема, и мы решили, что лучше оставить главную роль за ним. Он всем запомнился в первой части, все хотят узнать, что с ним случилось дальше. Я не хотел специально писать только про него — я против вымучивания. Но идея уже родилась — почему бы ее не развить.

RP: Ты говоришь, что «Метро 2034» — неподходящая основа для шутера. Но ведь есть и другие жанры!

ДГ: Я не отказываюсь от прочих жанров, ведь, помимо проектов 4A Games, уже запущены или находятся в разработке еще три игры: очень успешное приложение для «ВКонтакте» (4,5 млн. инсталляций, несколько сотен тысяч играют ежедневно), игра для мобильных платформ выйдет через пару месяцев, браузерная игра на сайте «Вселенная Метро 2033» сейчас на этапе тестирования. Мы выпустили настольную игру, испанцы предлагали сделать ролевую игру.

metro-browser-game

Браузерное «Метро 2033» мало чем отличается от десятков аналогичных игр.

В общем, масса всего. Хотя я не везде принимаю такое участие, как в «Луче надежды», потому что тут блокбастер, такие вещи нельзя никому давать на откуп. А игра для мобильных платформ — там совсем другой уровень истории. Она жанрово похожа на «Героев меча и магии», в ней моего участия не требуется, ее авторам достаточно книжку прочитать.

Вообще, наверное, идеальная игра по «Вселенной Метро 2033» — это что-то типа World of Warcraft. Но пока не родились еще такие разработчик, издатель и инвестор, которые встретились бы и сказали: «Да, это наша мечта, давайте сделаем».

Также разрабатывают 3D-стратегию для iOS, Android и Windows Phone. Выглядит сносно.

А вот облик тактической браузерной игры по «Метро 2033», увы, сильно печалит.

RP: Я вижу игру мечты по «Метро» несколько иначе — как адвенчуру от первого лица, которая была бы «заточена» под повествование, где было бы мало стрельбы и много психологизма.

ДГ: В «Луче надежды», кстати, уже меньше стрельбы по сравнению с первой частью. Как сегодня сказал Вячеслав Аристов, можно пройти игру, вообще никого не убив — только вырубая. Это очень сложно, но возможно. При этом психологизма там хоть отбавляй. Например, в ролике про маленького Артема, когда он и его товарищи открывают гермозатворы и выходят на поверхность, где он надеется вспомнить маму.

«Луч надежды» — вообще более зрелая вещь, потому что к этому времени я уже подразобрался в сценарном мастерстве и в психологии. За первое «Метро» я брался, когда был школьником, а сейчас мне за тридцатник. С тех пор много повидал, поездил по миру, корреспондентом поработал. Знакомлюсь с разными мудрыми людьми и постепенно сам превращаюсь в бородатого дядю.

RP: Насколько будет отличаться сюжет «Метро 2035» от «Метро 2033: Луч надежды»?

ДГ: Книга основана на игре, но ее сюжет шире, длиннее и откроет кучу дополнительных смыслов. В игре главное — экшен и эмоции, а в книге появятся элементы, адресованные тем, кто читал «Метро 2033». Будет добавлена очень существенная часть, которая все содержание первой книги объяснит заново, поставит с ног на голову. Читатели увидят старые места с новыми акцентами.

Надо, опять же, понимать, что я придумал «Метро», когда мне было 16, первую половину написал, когда мне было 20, а завершил книгу в 23. Меня многие критикуют за карикатурные представления о коммунистах и фашистах. Я тогда жил за границей и, конечно, не хотел никакой «клюквы», но про политическую жизнь ничего не знал.

А теперь я хочу с точки зрения взрослого человека, поднаторевшего во многих вопросах, вернуться к теме нашего общественного устройства. «Метро 2035» будет непохожа ни на «2034», ни на «2033». «2034» — это такой лирический нуар, «2033» — роман-взросление с элементами антиутопии, а тут будет настоящая антиутопия.

RP: В первой части было две концовки, которые зависели от действий на протяжении всей игры. А что в «Луче надежды»?

ДГ: Мы развили эту идею — концовка тоже не одна. Все будет зависеть от того, что ты за человек. Если хороший, то игра с тобой одним способом обращается, а если плохой — то совершенно другим. Поведение точно повлияет на концовку, и по ходу пьесы раскроются дополнительные опции. Изначально система была придумана так, что одни решения позволяют делать другие — постепенно расширяется дерево возможностей.

В итоге из практических соображений пришлось это немного подрезать. Но в основе игры все еще лежит принцип свободы выбора, хоть это и «рельсовый» шутер… Хотя, скорее, «туннельный», потому что по рельсам ты едешь и едешь, а в туннеле можно шагнуть вправо или влево, и это определит твою дальнейшую судьбу.

RP: С той эпохи, когда писалась «Метро 2033», многое в Москве изменилось. Ты учел это в «Луче надежды» и новой книге, чтобы они лучше соответствовали реальности?

ДГ: В «Луче надежды» не отражены потрясения последнего года, потому что они еще не произошли, когда все писалось. Сюжет был готов 3 года назад, а диалоги — год назад. Так что к тем изменениям в обществе, которые произошли, эта игра не отсылает.

Мне вообще кажется, было бы слишком специфично делать ссылки на российскую политику в игре, которая выйдет по всему миру. В книге я могу себе это позволить, но перегружать игрока социальной критикой неправильно. Когда ты смотришь сериал, американские политические реалии тебе вряд ли до конца понятны, все равно больше внимания обращаешь на шутки.

То, что универсально — это эмоциональная история, столкновения героев, их мечты, переживания. Их поймет и китаец, и американец, и житель Бангладеша. Так что моя задача — прежде всего сделать игру человечнее. Сегодня представители «Буки», взрослые дядьки, сказали мне, что чуть не заплакали на этом стартовом видео, где рассказывается история Артема. Это здорово.

RP: А что насчет всяких бытовых и технических вещей?

Новая официальная карта московского метро, созданная студией Артемия Лебедева. В игре мы её не увидим.

Новая официальная карта московского метро, созданная студией Артемия Лебедева. В игре мы её вряд ли увидим.

ДГ: Тут существенных изменений в игре не будет, потому что она продолжает мифологию первой части. Нельзя менять ее мир из-за того, что реальность теперь выглядит иначе. Но в книге я не смогу игнорировать то, что в Москву много таджиков приехало, новые станции построили и мобильные телефоны у всех появились. Если бы по сюжету апокалипсис произошел 10 лет назад, то ничего этого не было бы. Но он должен произойти в этом или следующем году, и это надо упомянуть.

А в анахронизмах в старых книгах нет ничего страшного. Не исправления же выпускать ежегодные, «сколько новых станций выкопали»? Не хочу даже ляпы за собой править, казаться умнее, чем я есть. Потому что в 20 лет я написал такую книгу, а в 30 лет — другую. Да, тогда было на 30 станций меньше и не было столько таджиков, были уже кавказцы, а таджиков не было. Каждая книга — слепок времени и личности автора.

RP: Когда я брал предыдущее интервью, ты только запускал «Вселенную «Метро 2033»», книжную серию, в рамках которой пишет много разных авторов. Как у нее дела сегодня? Увидим ли мы каких-то персонажей или отголоски событий из этих произведений в «Луче надежды»?

ДГ: Сейчас во «Вселенной «Метро 2033»» уже 35 книг, они выходят раз в месяц. Но, поскольку сюжет «Луча надежды» формировался 3 года назад, тогда их было всего 3-4. Так что учесть все события было невозможно, но герои некоторых книг появляются в игре. Этих персонажей придумал не я, а другие авторы — это призвано подчеркнуть преемственность мира между играми и книгами. Конечно, чем больше все это разрастается, тем сложнее следить за целостностью истории.

Сейчас помимо меня этим занимаются и другие люди, надеюсь, все у нас получится. В любом случае, дела обстоят лучше, чем в серии S.T.A.L.K.E.R., потому что там за этим никто не следил, и у каждого автора была своя Зона: у одного там инопланетяне сели, у другого — временной портал открылся. А у нас тот, кто хочет упомянуть какую-то станцию, должен прочитать все, что про нее уже написано, и отталкиваться от этого. То же и с играми должно быть.

RP: Metro-Goldwyn-Mayer купила у тебя права на экранизацию «Метро 2033». События фильма развернутся в Москве или их перенесут в США?

metro-2033-japanese-cover

Обложка японского издания «Метро 2033».

ДГ: Не знаю, какой там будет сюжет. По идее, это должна быть адаптация книги. Я написал им сценарий по роману, но они решили взять американского сценариста, сделать все заново и перенести действие в Штаты. Кстати, экранизацию предлагали и корейцы. Они хотели снять фильм про сеульское метро, но американцы подсуетились раньше.

Я к этому отношусь спокойно. В конце концов, это просто часть жизни текста. В Саудовской Аравии «Метро 2033» вообще запретили, посчитав богохульством мысль, что ад и рай заключались в ноосфере, и после ее уничтожения души умерших остаются в метро.

RP: Судя по тому, что я видел в Fallout 3, все станции в вашингтонском метро — на одно лицо.

ДГ: Правда. Но Fallout 3 и «Метро 2033» все-таки сильно отличаются. В книге многие станции освоены людьми, так что в экранизации у каждой из них все-таки будет свое лицо. Но в подземке Вашингтона хотя бы можно выжить. Скажем, в нью-йоркском метро — никаких шансов. Оно совсем близко к поверхности и там от ядерного апокалипсиса прятаться себе дороже.

washington-dc-metro-fallout-3

Вот так выглядит постапокалиптическое метро Вашингтона в Fallout 3.

А в Вашингтоне — наоборот, оно залегает глубоко, проходит подо всем городом, имеет выходы в бункеры. У многих ключевых московских объектов есть аналоги: наша Ленинская библиотека — их Библиотека Конгресса, Кремль и Капитолий, Министерство обороны и Пентагон. То есть «Метро 2033» на Вашингтон переложить легко. И откуда там «черные» взялись — тоже понятно.

Но какие-то изменения будут. Опять же, я отношусь к ним спокойно, ибо знаю правила игры. Если повезет — переделают хорошо. Голливудская экранизация была моей мечтой лет 10 назад, 3 года назад я еще волновался, а сейчас уже ничего не чувствую. Хорошо, если она продвинет весь проект в целом.

RP: Традиционный вопрос — во что играешь в последнее время? Тогда ты ответил, что в «Цивилизацию» четвертую.

ДГ: А сейчас в пятую! Fallout 3 так и не прошел с тех пор. Купил, запустил, но потом смотрел через плечо, как мой младший брат его проходил. Как-то страшновато было, да и не видел я в нем той романтики и тех миллионов возможностей, которые были в первых двух частях. Того безумно огромного мира, возможности сколоться, спиться, жениться на мужике, стать религиозным сектантом и умереть в канаве.

RP: Думаю, тебе бы больше понравилась Fallout: New Vegas, которую после Fallout 3 сделали разработчики первых двух частей. Обрати внимание, будет во что поиграть на пенсии!

ДГ: К пенсии, думаю, уже Fallout 10 выйдет.

RP: И вообще до нее еще надо дожить, а то как бы ядерная война не случилась! Спасибо тебе большое за интервью!

ДГ: И тебе спасибо! Держитесь там!

 

Look for the comments on the forum.